10 января известный фигурист Роман Костомаров был госпитализирован с высокой температурой и пневмонией. И ежедневно в СМИ появляется огромное количество домыслов и комментариев относительно его здоровья —  пишет  «Sportmail.ru».

Источник: РИА «Новости»

Супруга Романа Костомарова Оксана Домнина и Денис Проценко, главный врач клиники «Коммунарка», где проходит лечение фигурист, рассказали aif.ru, как на самом деле обстоят дела.

«Сначала единственным симптомом был кашель»

«Мне сейчас очень сложно и, на самом деле, хотелось бы максимально абстрагироваться от всего, что происходит в прессе. Потому что не считала правильным и нужным что-либо комментировать в такой момент. — заметила Оксана Домнина. — Но наши с Романом близкие люди, наши родные читают все это и приходят в ужас от того, что пишут. Поэтому я расскажу, как все было».

Супруга рассказала, что в момент, когда пневмония началась, у Романа болела рука — и он принимал противовоспалительные и болеутоляющие препараты, которые «смазали» начало болезни: «Роман не чувствовал себя плохо, а единственным симптомом был небольшой кашель, появившийся в начале января. Я не считаю это чем-то ненормальным, мы, спортсмены, всегда работаем, даже если у нас поднялась температура — пока есть силы. Могу сказать про себя: 30 декабря я лежала с температурой 39, а через день уже выступала, для фигуристов это рядовая ситуация», — объяснила Оксана Домнина.

Супруга фигуриста рассказала, что с самой первой минуты лечения в стационаре семья была проинформирована обо всех возможных вариантах развития ситуации. «О последствиях, которые могут быть, мы всё знали и понимали с самого начала. Когда Роман заболел, был собран консилиум самых лучших врачей. У мужа было очень тяжелое, сложное состояние, все показатели зашкаливали, это фактически были цифры, с которыми не живут и не выживают, — вспоминает Оксана Домнина. — А муж заново родился, и то, что он сейчас с нами — это огромное чудо и заслуга врачей, и огромное счастье, и это самое важное для нас».

Источник: РИА «Новости»

«Про некроз знали сразу»

О том, как развивалась болезнь, рассказал врач Денис Проценко — он возглавляет команду столичных медиков, которые борются за жизнь Романа Костомарова:

«В начале января, на пятые сутки болезни, с высокой температурой и в стремительно ухудшающемся состоянии Роман был госпитализирован в одну из московских больниц. Несмотря на интенсивную терапию, в реанимации его состояние прогрессивно ухудшалось. И уже через пять часов было понятно, что лишь искусственная вентиляция легких может справиться с таким тотальным поражением легких, вызванным вирусно-бактериальной инфекцией.

Бактерия, которая была выявлена при поступлении, уже тогда давала нам сигналы, что течение болезни будет очень тяжелым, что оно будет протекать с некрозами и некротическим поражением подкожной клетчатки и мышц. Еще через час было понятно, что без более интенсивных методов лечения здесь не справиться. Что может быть более интенсивным? Это экстракорпоральная мембранная оксигенация легких (ЭКМО). Поражение легочной ткани было тотальным — даже ИВЛ не позволяла нам поддерживать уровень кислорода на достаточном уровне».

Денис Проценко рассказал, что все медицинские решения по этой болезни с самого начала обсуждались мультидисциплинарным консилиумом. И совместно было принято единственное возможное решение: в больнице, куда поступил Костомаров, его подключили к аппаратам ИВЛ и ЭКМО и в таком состоянии транспортировали в «Коммунарку». «Здесь находится один из московских центров ЭКМО, с высокими компетенциями докторов и медицинских сестер. За два года пандемии мы приобрели колоссальный опыт в ведении подобных случаев», — пояснил Проценко.

Источник: РИА «Новости»

Он рассказал, что при поступлении в «Коммунарку» клинико-лабораторные показатели Романа Костомарова говорили о минимальном шансе на выживание. «Мы понимали, что методики, которыми мы спасаем жизнь, имеют те или иные возможные осложнения, которые в перспективе могут потребовать хирургической коррекции», — рассказал Проценко. Но это был единственный шанс постараться спасти жизнь Роману. И все решения принимались совместно с ним и его семьей.

«Сейчас дышит сам»

Задаю самый главный, тревожащий всех вопрос: как Роман чувствует себя сейчас?

«Последние 48 часов органная дисфункция начала разрешаться. У него начинает восстанавливаться работа функции почек. Хотя была тяжелая полиорганная недостаточность с полной анурией — отсутствием мочевыводящей функции почек. Были проблемы с легкими, с работой сердца. При такой тяжелой инфекции фактически нет органов, которые бы не были вовлечены в этот процесс. И нам очень хочется верить, что такая динамика сохранится, но делать какие-либо прогнозы невозможно, — выказывает осторожный оптимизм Денис Проценко. — Последние несколько суток Роман дышит самостоятельно, но мы осознаем, что ситуация может меняться».

С фигуристом постоянно работает большая команда московского здравоохранения с привлечением коллег федерального уровня. Первые пять дней его госпитализации обсуждения тактики лечения шли обязательно с консилиумом раз в 12 часов.

Близкие Романа Костомарова — супруга Оксана и брат Денис — постоянно находятся рядом. Им врачи объясняют, какие плюсы, минусы и побочные действия могут быть у той или иной тактики лечения. Все медицинские решения согласовываются и самим Романом, и родственниками. Оксана рассказала, что, находясь в клинике постоянно, она видит, как весь коллектив делает все возможное, чтобы Роман поправился, как каждый в больнице — от главного врача до медсестры — болеет за него душой. И искренне благодарна каждому из них.

Источник: РИА «Новости»

Не надо домыслов!

Оксана Домнина подчеркивает, что семья Романа сейчас не хотела бы каких-то спекуляций и домыслов. «Когда Роман поправится — а это обязательно будет! — и найдет в себе силы говорить о пережитом, он обязательно все расскажет сам, — объясняет она. — Давайте мы дадим врачам спокойно работать, а Роману пожелаем скорейшего выздоровления».

«Еще я прочитала какие-то домыслы о том, что в больницу не пускают маму Романа, это наглая ложь, — прокомментировала Оксана Домнина. — Мама очень переживает, ей крайне тяжело видеть Рому в таком состоянии, поэтому мы вместе с ней и братом Ромы решили, что пока ей в больницу лучше не приезжать. Но этого точно никто не запрещает».

«Через ваше издание я хотел бы обратиться ко всем, кто как-то спекулирует на этой истории: всегда надо оставаться людьми, и если близкие сейчас просят не вмешиваться и не обсуждать происходящее, этого делать не нужно», — добавляет Денис Проценко.

Оксана говорит, что их семье сейчас как никогда важна поддержка людей и вера в то, что Роман выкарабкается: «Знаете, когда мы оказались в “Коммунарке”, Денис Проценко сказал мне: “Я, конечно, знал, что ваш муж хороший фигурист. Но я не знал, что он такой хороший человек! Так много людей беспокоятся о нем”. И это правда! Очень хочется сказать всем спасибо большое. И давайте молиться дальше о том, чтобы Роман как можно скорее выздоровел, принял всю ситуацию и жил полноценной жизнью дальше».

От qwert.uz